Восток встречается с Западом в «Диснее».

Статья от 23.03.1993 года о том, как Саша Дорогов попал в студию Disney.

Статья от 23.03.1993 года о том, как Саша Дорогов попал в студию Disney.

Восток встречается с Западом в «Диснее»

 

Мультфильм начинается с обнаженной парочки, сидящей на песчаном необитаемом острове. Потом мужчина и женщина гоняются друг за другом. Весь оставшийся хронометраж занят именно тем, что вы ожидаете от анатомически правильных мультяшных персонажей на необитаемом острове. Они занимаются этим настолько энергично, что весь остров ходит ходуном, фактически сбивая с пальмы двух жуков, напоминающих мультяшные гениталии.

 

 

«Это не стиль “Диснея”», — поясняет Сергей Кушнеров. И это еще мягко сказано.

 

Кушнеров — сценарист, режиссер и художник-аниматор смелой короткометражки под названием «9 1/2 минут», который теперь рисует Братца Кролика и Братца Медведя. Оба этих персонажа неправильные с точки зрения анатомии. Однако они соответствуют стилю «Диснея», который приехали постигать во Флориде Кушнеров и трое других топовых аниматора из Восточной Европы.

 

Сергей Кушнеров

 

«Во всем мире существует два вида анимации: классическая диснеевская и вся остальная», — говорит Кушнеров.

 

Кушнеров и его друзья — талантливые аниматоры, поиски которых «Дисней» развернул четыре года назад с открытием Восточного блока.

 

Компанию интересовали не перспективные новички, а уже опытные аниматоры, говорит Макс Говард, курирующий анимационную студию во Флориде.

 

Приглашенные аниматоры узнают, как работают большинство студий: и вынесут ценные уроки, если захотят открыть собственные производственные компании по возвращении домой. Говард утверждает, что «Дисней» тоже окажется в выигрыше. После окончания подготовки эти опытные аниматоры примут участие в работе над «Королем Львом», следующей работой «Диснея».

 

Заявки подавали более 2000 аниматоров из Восточной Европы, и только четверо прошли отбор. Спустя три года, которые ушли на урегулирование бюрократических вопросов и интенсивное изучение английского языка, они попали в шестимесячную программу студии Disney-MGM.

 

 

По словам Говарда, это радикальный поворот для аниматоров, приехавших из стран, где анимация воспринимаются в первую очередь как вид искусства, а лишь потом как развлечение, и где мультфильмы создаются не только для детей, иллюстрацией чего как раз стала озорная и пикантная работа Кушнерова.

 

В России, Украине и Хорватии работа аниматоров на государственных студиях зачастую была темной и абстрактной, не лишенной политического и социального влияния. Говарду стало интересно, смогут ли аниматоры применить свой талант для создания легких развлекательных мультфильмов «Диснея».

 

На днях утром 29-летний Дарко Сизар сидел за широким деревянным столом и слушал голос медведя Балу из «Книги Джунглей».

 

 

«Красиво, не правда ли», — донесся рык Балу из наушников.

 

Для одного из заданий Сизару нужно было сделать анимацию диалога, а это непростая задача, когда ваш родной язык хорватский, а английский находится только на  стадии изучения. У него были подсказки с утрированным изображением лиц при выговаривании каждого гласного и согласного звука, а на листе с заданием было точно указано, какое количество кадров необходимо нарисовать под каждый звук, чтобы видеоряд соответствовал звуковой дорожке. 

 

У него было 13 собственных рисунков морды Балу во всех ракурсах. Однако трудность заключается в достижении того, чтобы движения совпадали с голосом. Сизару нужно было уловить тонкости сценария и продемонстрировать такой язык тела, который бы воспринимался естественно. Это подразумевало, что Сизару нужно было не только анимировать, но и двигаться самому.

 

По словам Говарда, погружение в персонажа — одна из ключевых особенностей стиля «Диснея». Это особое качество, которое находится вне рамок понимания некоторых достаточно искусных аниматоров. Для иностранца это еще сложнее.

 

Как и у других аниматоров, у Сизара было зеркало, прикрепленное к столу, которое ему помогало экспериментировать с разными выражениями лица. Это было чрезвычайно кстати во время работы над Балу, потому что сам Сизар немного напоминал медведя благодаря высокому росту, крупному телосложению, темным волосам и тяжелым бровям. Он снова прослушал голос Балу: «Ну, ты сам не похож на корзину с фруктами».

 

За соседним столом Бранко Миханович слушал техно-поп, выполняя сложную работу, а именно, кропотливо рисуя промежуточные кадры.

 

Всего лишь одна секунда мультфильма требует от 12 до 24 рисунков. Топовые аниматоры рисуют только ключевые моменты: начало и конец каждого движения. Работа по «наполнению» ложится на плечи менее опытных мультипликаторов.

 

Для минутной сцены Михаловича, в которой Братец Медведь играет в шашки с Братцем Кроликом, потребовалось 800 рисунков. Из них он сделал 500, по 40 за день.

 

26-летний Михалович — самый молодой из аниматоров. Он занимается практически тем же самым, что и у себя на родине. Но никто не сможет увильнуть от тяжелой работы в программе «Диснея», которая требует от аниматоров прохождение каждого этапа так, словно они новички.



 

За следующим столом работает 35-летний Александр (Саша) Дорогов, который в своей российской студии был отнюдь не самым молодым и тоже рисовал промежуточные кадры.

 

Александр Дорогов

«Думаю, что после окончания программы я буду рисовать только ключевые моменты, потому что это не моя работа», — говорит Дорогов.

 

Дорогов говорит, что когда он был еще новичком в родной Москве, получал деньги за объем выполненной работы, а в удачный день мог справиться с 500 рисунков.

 

«Я был молод и силен. Работал очень быстро», — смеется Александр.

 

Сейчас он просто получает удовольствие от работы. Когда в Восточной Европе пал коммунистический режим, государственная поддержка анимационных студий тоже прекратилась.

 

«У этого правительства анимация не находится в приоритете. Хлеб важнее», — говорит Дорогов.

 

Другие художники рассказывают похожие истории. Даже приехавшие из Хорватии, которые работают во всемирно известной студии Zabreb-Film. Любая работа хороша. Но что касается «Диснея», кажется, все четверо испытывают настоящий восторг.

 

«Это лучшее место для создания лучших фильмов», — признается Сизар.

 

«Для меня это мечта», — соглашается Дорогов.

 

«Мне нравится пробовать классический стиль», — говорит Кушнеров.

 

«… чтобы проявить себя», — заканчивает Михалович.

 

По словам Говарда, пока аниматоры справляются блестяще. Сами художники приспосабливаются к работе с классическим стилем, которым мультфильмы «Диснея» покорили их еще в детстве.

 

«Иногда я просыпаюсь по ночам. — говорит Кушнеров, хватаясь обеими руками за голову. — И ощущаю огромные уши».

 

Оригинал: https://www.orlandosentinel.com/news/os-xpm-1993-03-23-9303200251-story.html

 
Войдите
Задать вопрос
Заполняя данную форму, я даю согласие на обработку персональных данных.